Важные новости из стана БК:
Расширение стилистики,
Промышленная революция
 

Свежие интервью

Последние оценки

Ближайшие концерты

Ads

Интервью с Exventer,

Со стабильной частотой из Кемеровской области приходят новости об очередной трагедии на той или иной шахте. Здесь выброс метана, там засыпало в забое… Брутальный регион. Аццкие морозы, много мерзлого угля, царство паленой водки… близко к финалу по-русски. Местные бруталисты EXVENTER отлично ложатся в общую картину кузбасского безумия. У вас газ есть на кухне? А то у ребят бифштексы промерзли за ночь на плите…

Команда начинала с дэт-трэша и за шесть с лишним лет своего развития пришла к тому, что есть сейчас – достаточно болезненному (хотя и не без оригинальных техничных пикантностей) и брутальному дэт-грайнду. Вам сейчас комфортно в этой склизкой муз. среде, хех?

Cannibal: Шел 1999 год и из тех людей, которые до сих пор играют в EXVENTER, остались только я и Баженов. Это было время поиска. Не было какой-либо определенности по отношению к стилю. Было лишь «ребяческое» желание лупить, ведь тогда нам было всего по 15-16 лет. Менялся материал, менялись люди, и весной 2001 года наступил момент «мутации». Именно тогда мы начали превращаться в то, чем сейчас являемся. Прошла масса изменений и на данный момент в EXVENTER действуют люди, которые прекрасно понимают свое предназначение. Мы не просто команда, мы - братья, мы - сплав. Комфортно ли нам в этой среде? Безусловно, да!

Paurus: Это логическое развитие команды, но мы на самом деле вообще не заморачиваемся определением стиля в котором играем, это получается само собой и чем больше разнообразия – тем лучше. В новой программе есть вообще фанковые моменты.

Не нужно так пугать старенького побитого молью Паблика… А элементов эйсид-хауса нема там? :-)

Paurus: Пока таких задумок нет, хотя время покажет. :-) Кстати, я очень люблю и уважаю электронную музыку, очень часто и много слушаю драм-н-бас, гоа транс, психоделик транс, эйсид джаз, электронный хардкор и много чего ещё.

Над записью дебютного альбома банда трудилась более полутора лет. Это срок, знаете ли… В чем причины столь затянувшегося процесса?

Paurus: Их было очень много… даже не знаю с чего начать. Ну, во-первых, у нас имелись большие проблемы со студией и со звукарем: то времени у него нет, то проспал, то охрана дала новое распоряжение и нас не пустили в студию, и так далее. Ну а вторая причина - это (бывший сейчас уже) басист Стас. Порой приходилось его просто-напросто вылавливать, чтобы привезти в студию и записать партии.

А в чем проблема - он что, за воротник заложить любил, или лень-матушка родилась настолько раньше его?

Paurus: Нет, просто имело место наплевательское отношение человека к еще недавно общему делу. У него пропал интерес к музыке и появились другие интересы, сейчас он «нормальный пацан» и живет вполне хорошо. Каждый сам выбирает себе путь…

Баженов: У Стаса пропало желание заниматься музыкой, а нам нужно было дописать материал. Ничего тогда не оставалось, кроме как загонять его увесистыми пинками на студию, что не всегда удавалось.

Егор: Даже не хочу вспоминать, аж трясет! Сука…

Несмотря на вполне жирное гитарное звучание «Procederum Finic», намучиться в студии (что за заведение, кстати?) вам, как я понимаю, пришлось по полной. Что, звукорежиссер понятия не имел, как писать столь брутальный стафф, или вы сами были настолько неопытны в подобной работе?

Paurus: Я бы не назвал гитарное звучание жирным, но на тот момент это было максимумом, что можно сделать. И опять же - сказалась и наша неопытность, и неумение работать с подобной музыкой звукорежиссера. Но мы получили ценный опыт и сделали много выводов для себя, как нужно работать дальше. Заведение же это было продакшн-студией кемеровского филиала радиостанции «Европа +». В принципе, она вообще предназначена исключительно для записи вокала. Ну и плюс джинглы да рекламу радийные писать. Исходя из этого, там и обработки и все прочее предназначалось именно для этого. Кстати, как прописан вокал, нас вполне удовлетворило.

Cannibal: Да, намучиться нам пришлось по полной программе! Тогда ни у кого из нас, в том числе и у звукаря, не было четких представлений о записи именно тяжелой музыки. Методом проб и ошибок и получился данный релиз.

Увы, как ни старалась группа запрограммировать драмсы максимально близко к естественному звучанию, мертвенность дел ударных на альбоме все равно вылезает изо всех щелей. Неужели совершенно не было никакой возможности качественно прописать в Кемерово «кухню»?

Paurus: В том-то и дело, что в Кемерово, негде было прописать «живые» барабаны, а ехать в другой город – например, Новосибирск - и писать их там получилось бы достаточно накладно. В то время мы не обладали такими финансовыми возможностями. Хотя и в Новосибе, как я слышал, с записью барабанов проблем не меньше.

Баженов: Дело в том, что в Кузбассе много только шахт и шахтеров, а что касается звукарей и студий, на которых можно возложить ответственность записи барабанов, не найти. Звучание драмки практически не пытались приблизить к звучанию реальных барабанов, так как «пластик» все равно бы вылезал в забойных местах (тех же бласт-битах).

И все-таки, видимо, мне требуется более подробное разъяснение того факта, что название альбома и композиций – на английском, а непосредственно тексты – на русском…

Paurus: Одна из причин в том, что рассылку делали не только по СНГ, и к тому моменту, когда делалось оформление, было на 100% решено , что мы полностью переходим на англоязычную лирику.

Кто рисовал группе логотип и обложку к промо-диску? Оба варианта были приняты вами с ходу?

Cannibal: Весь артворк на промо и логотип делал Иван Чигринев, наш хороший друг & drink brother. Для этой работы мы выбрали именно его, так как он является отличным художником и понимает наше творчество. Изначально было много вариантов оформления обложки, которые нам предоставил Иван. Все они были по-своему оригинальны, но в итоге мы выбрали тот вариант, который можно сейчас лицезреть.

Кстати, рисунок на фронт-ковере уже к полноформатнику отличается от того, что можно увидеть на промке?

Егор: Фронт-ковер остался тем же.

Paurus: Но вот внутри оформление значительно пополнилось и диск вышел с 12- страничным буклетом.

Лирику свою аппетитную русскоязычную что не включили в буклет к дебютнику? Порадовали бы юных извращенцев.

Баженов: Увы, но большинством голосов внутри группы было решено тексты не вставлять в буклет, хотя очень хотелось бы порадовать этих самых юных извращенцев всякими мясностями, кишкостями и гнойностями. Но лирику мы разместим на нашем сайте.

Известно, что на диске есть и мультимедийная секция. Что входит в нее?

Paurus: Там бонусом идет концертное видео новой композиции под названием «Boiconveyor Of Instincts», записанное в марте 2005 года в новосибирском клубе «Rock City». Также есть обои для рабочего стола.

Промо альбома состояло из девяти вещей звучанием менее чем на 27 минут. Для CD были записаны еще какие-то новые трэки?

Егор: Нет. Мы вложили достаточно много сил и денег в реализацию нашего промо, поэтому средств для записи новых вещей уже не было.

Paurus: Да и смысла добавлять какие-то новые трэки тоже. Мы закончили определенный этап в своем творчестве и назвали его «Procederum Finic».

Как я понимаю, вы не поклонники внедрения в свой стафф разнообразных сэмплов (как в плане просто «попердеть-поблевать в микрофончик», так и использования отрывков из разных фильмов и телепередач), что сейчас стало чуть ли не трэндом на дэт-грайндовой сцене?

Баженов: Ну, такие сэмплы нужно вставлять в тему. Иначе смысла в них нет никакого.

Paurus: Для подобных вещей у нас задуман отдельный проект. Хотя и не исключено, что в новом альбоме будет что-то подобное.

А что за проект – дверцу не приоткроешь? Погренадерствовать собираетесь?

Paurus: Да, есть кое-какие задумки по этому поводу, ну а название проекта – GOVNOTRUP (гламурненько… :-) – прим. П. Г.)..

Слышал, что следующий свой материал собираетесь писать уже в одной из московских студий, а сводить – за пограничными столбами?

Paurus: Сейчас дело обстоит следующим образом: мы решили полностью писаться и сводиться в польской Hertz Studio, а мастеринговаться - в одной из штатовских студий (есть несколько вариантов, но на конкретном мы пока не остановились).

Егор: На данный момент для нас это оптимальный выбор по соотношению цена-качество. Студия забукирована на сентябрь 2006-го, так что к началу 2007 года ждите выход качественного брутального мяса от EXVENTER! Хотя вопрос времени выпуске релиза - это уже немного другой разговор.

Paurus: К слову, недавно мы приняли решение выпустить весной-летом этого года миник, ибо все-таки будет слишком большой промежуток между полноформатниками. Еще точно не знаем, будет ли это сплит или просто наш MCD. Пока планы следующие: включить туда две наши новые композиции, а также два или три кавера, это первая часть, вторая часть – видео группы с различных концертов за 2005 год + также что-то наподобие клипа на песню Exventer с «Procederum Finic».

Много ли вещей уже готово для второго альбома? Куда, по собственным ощущениям, движется сейчас команда в музыкальном плане? Больше становится грайндовых фишек, или наоборот, углубляетесь в дебри исключительно брутал-дэтовые?

Егор: Полностью пока готовы только две вещи. Это связано с тем, что у нас были постоянные проблемы с репетиционной базой и басистами. Теперь эти вопросы закрыты, у нас появился отличный пятиструнный маньяк и своя личная «точка» для репетиций. За последний год у нас накопилось много идей, риффов, которые надо реализовывать. Так что работы хватает. Насчет фишек… трудно сказать определенно. Есть и качовые моменты, порой проскальзывают чуть ли не блэковые мотивы, а в одной вещи присутствует кусок в стиле фанк/фьюжн! Но в целом материал выдержан в дэтовом ключе.

Paurus: Сейчас мы не думаем о том, какой получится материал, это все рождается в процессе. Но мы однозначно идем к разнообразию в музыке, не становясь, впрочем, от этого менее брутальны.

В уголке фронт-ковера стоит своего рода предостережение о наличии внутри «продукта» нецензурного контента. Кого предостерегаете, уважаемые - своих «любимых» кемеровских чиновников?

Paurus: Да вообще всех предостерегаем, кто боится этого самого контента. Чтобы кто попало не слушал. :-)

«Группа является официально запрещенной в Кемеровской области». Чем не угодили местным чинушам от культурки и фуражкам?

Paurus: Так кто ж их знает, чем мы не угодили - мы и сами не в курсе, если честно.

Егор: Прежде всего, мы не угодили некоему товарищу Андрею Кравченко, с помощью которого все и было организовано. Хотя ему вообще все в этом мире не угодили, наверное… Кстати, в конце прошлого года состоялись его похороны. Он погиб в автокатастрофе, смерть была мгновенной, к сожалению. Я считаю, этот человек получил по заслугам: по крайней мере, я не встретил еще никого, кто бы скорбел по нему… Но вернемся к событиям прошлого. Все очень просто: нас обвинили в пропаганде сатанизма и некрофилии и отменили концерт в Кемерове с участием GRENOUER, который мы организовывали в рамках их сибирской трассы. Почему? Я не знаю. Возможно, люди думают, что если мы поем о некрофилии, то и сами являемся таковыми. А как же шансон? Вот где реальная пропаганда, причем против доблестных правоохранительных органов! Только концерты «жиганов» что-то не запрещают… Вся «прелесть» ситуации была в еще в том, что нам сообщили об отмене за день до сэйшна. Мы были просто в шоке! Скажу честно, было довольно непросто объяснить сложившуюся ситуацию участникам GRENOUER. Хотя они в свое время также сталкивались с подобными проблемами, еще когда жили в Перми. Но разница в том, что у них это были решаемые вопросы, а у нас – увы, нет. Но все-таки у нас получилось организовать выступление на репетиционной базе для узкого круга людей. Мы ощущали себя какими-то диссидентами в середине 60-х годов, это просто не описать! Но надеемся, что в скором времени будет возможным организовывать концерты в нашем родном городе, так как кроме усопшего товарища Андрея Кравченко, больше некому заниматься подобной чушью как ставить палки в колеса метал-«конкурентам».

После того памятного отмененного концерта команда, как его организатор, наверняка кроме моральных неудобств еще и капитально «попала» на денежки?

Paurus: Да, на деньги мы встряли неплохо, дел с разгребанием этих проблем у нас было достаточно. Еще к тому же все эти события случились одновременно с выпуском промо, в которое также было вложено немало денег.

Пытаться судиться с инициаторами отмены мероприятия не думали?

Paurus: О чем здесь может идти речь? С кем судиться-то? Это же абсурд, как и сама отмена концерта, и вышеозвученные обвинения. Мы предпочли на все это поскорей забить, нам и так хватило проблем, потраченного времени, денег и нервов.

Егор: Судиться с администрацией области или с ФСБ?! Без комментариев…

… Наличие врагов – оно всегда должно вдохновлять на активные действия, не так ли?

Paurus: Если ты насчет Кемерово, то мы просто забыли о том, что здесь можно что-то сделать. Все эти администрации, ФСБ, всякие неуравновешенные дебилы, которые придумывают подобные «некрофилиные» истории, и те, кто в них верит… у нас хватает других проблем, кроме того, чтобы заморачивать себе голову. Кемерово для нас сейчас не больше чем место пребывания, и у нас нет никакого интереса к этому городу в плане продвижения здесь метал-сцены. Да, несомненно, это большой минус, что мы не можем включить этот город в какой-либо совместный тур, но опять тратить нервы и время, чтобы потом встрять на деньги? Да пошло оно нах…

Может быть, есть думки у музыкантов EXVENTER уже и свалить из родного угольного края, если вы настроены на серьезное развитие коллектива в рамках метал-сцены? Как насчет такого исхода?

Paurus: Однозначно надо валить отсюда, но на деле это не так-то просто. Моментально возникает очень много проблем, к тому же при таком раскладе у нас будет перерыв в творчестве. Пока что мы «пробиваем почву» и решаем как все это лучше и с меньшими потерями провернуть. К тому же, Егору и Cannibal’у нужно еще доучиться в своих вузах. Пока на данный момент наши задумки сводятся к переезду в Питер.

В сибирском регионе действует немало достойных групп – по крайней мере, имена APOKEFALE, MORIOR, DISGUSTER, OBSESSED BY SETH сейчас известны уже многим фанам на отечественной подземной метал-сцене. Развиваетесь, несмотря ни на что?

Paurus: Да в соседних областях есть хорошие банды, как раз их ты и перечислил, я бы к этому списку прибавил еще томский ABORTARIUM. Но, как обычно, возникает куча проблем перед группами и очень часто молодыми ребятами в итоге на все просто забивается. Мало придумывать хорошие композиции, нужно еще много чего делать для развития команды.

Что, по вашему мнению, является главными причинами, мешающими командам из Новосиба, Кемерово, Томска, Красноярска, Иркутска во всю мощь заявлять о себе? Только ли расстояние, географическая удаленность от так называемых метал-центров страны?

Егор: Прежде всего – это, конечно, географическое расположение наших городов. Взять самый обычный пример: нас приглашали в Санкт-Петербург выступить на Petrogrind Fest, но оплатить дорогу организаторы не могли, так как это довольно дорого обходится. Соответственно, такие же проблемы возникают и с организацией тура группе по европейской части страны. Дальше - отсутствие нормальных студий и людей для записи метала. Я считаю это одним из важнейших факторов, мешающих развитию. Ни один приличный лэйбл не станет сейчас подписывать группу с плохой записью, даже если у той будет мегаинтересный материал. И последнее: социальный фактор! В Кемерово кругом одно быдло и порой даже не хочется выходить на улицу, видеть изо дня в день эти невменяемые лица… Получается замкнутый круг. Конечно, не все так плохо, главное - желание развиваться. Но у некоторых людей оно, увы, угасает, когда они оглядываются вокруг...

Что вдохновило из последних мясных релизов?

Егор: FLESHGORE «May God Strike Me Dead», VELD «End of all», последний альбом DIES IRAE.

Paurus: - Очень порадовал последний HYPOCRISY (ух ты, бутерброд с ветчиной? :-) – прим. П. Г.).

… Любите кушать мясо мертвых коров?

Paurus: Конечно, и желательно с водкой!

Вопросы—Pablo

Обсуждение

Нет комментариев
Чтобы оставлять комментарии надо зайти или зарегистрироваться

Вы палите под гостем

Симпы

Также о Exventer

Реклама

Баннерная медийная реклама.

Скоро в журнале

Обсуждения